БАЗОВЫЕ ЦЕННОСТИ

«О коварном искусстве своем не забыл он.
Огненнооким сначала представился львом бородатым,
После того леопардом, драконом и вепрем огромным,
Деревом вдруг обернулся высоким, текучей водою.
Стойкие духом, бесстрашно его мы держать продолжали.
Это наскучило скоро в уловках искусному старцу.
Вдруг, с человеческим словом ко мне обратившись,
спросил он:
- Кто из бессмертных тебя, Атреид, обучил из засады
Мной овладеть против воли моей?
Чего тебе нужно?»
Гомер «Одиссея»

Журнал

220px-Hendrik_ter_Brugghen_-_Democritus

В недавний приезд в Ксанти я устроился с чашкой кофе за столиком в кафе на солнечной стороне улицы. С утра здесь все столики были заняты пенсионерами, активно обсуждающими между собой политические новости. За мой столик подсел человек лет шестидесяти - достаточно молодой на фоне других посетителей. Познакомились. Он оказался директором местного центра изучения иностранных языков. Посетовал, что молодежь учит в основном английский или немецкий, для того, чтобы уехать на учебу или работу в Америку или Германию. Спросил, что я хочу посмотреть в Ксанти. Сошлись на том, что самая большая достопримечательность Ксанти – это старый город - переплетение улочек на склоне горы, сохраняющее атмосферу позапрошлого века.

DSCN3409

Сохранению колорита способствует и нетипичный для Греции полиэтнический состав населения. А еще согласились, что обязательно следует съездить на археологический сайт с руинами античной Абдеры на побережье в двадцати километрах от Ксанти. И, конечно, вспомнили навечно прославившего свой город Демокрита, смеющегося философа из Абдеры.

DSCN3403

Абдериты оставили о себе забавную память – они считались самыми наивными и недалекими людьми во всем античном мире. Их глупость вошла в поговорки. Но, в то же время, на протяжении всей античной истории Абдера процветала и умудрилась иметь хорошие отношения со всеми завоевателями – от персов до римлян. Погубил Абдеру взлет соседнего Византия, ставшего Константинополем, столицей империи и центром христианского мира. В тени великого соседа Абдера постепенно захирела и окончательно растворилась в истории уже в османскую эпоху.

Абдеры

Абдериты с подозрением относились к гениальным умам, которых провинциальный городок произвел на свет в удивительном количестве. Достаточно упомянуть трех знаменитых греческих философов – Левкиппа, Протагора и Демокрита.  Демокрит, безусловно, первый из них, и по мнению многих современников, первый среди греков.

В молодости Демокрит подвергся суду в Абдере за то, что растратил отцовское наследство на путешествия, обучение в Египте и написание философских трактатов. На суде в свою защиту Демокрит зачитал один из своих трактатов, чем, по-видимому, поверг абдеритов в состояние транса, и его не только оправдали, но даже наградили. Но все же философ не вписывался в привычные рамки и скрепы. Следующую попытку «упорядочить» Демокрита абдериты сделали с помощью психиатрического освидетельствования, провести которое попросили Гиппократа. Поводом послужил смех Демокрита над всем, что так дорого было практичным, но чрезвычайно косным землякам. Гиппократ нашел пациента самым умным человеком в Греции, а об абдеритах высказался нелестно, что способствовало укреплению их незавидной репутации.

Демокрит буквально воскрес в Эпоху Возрождения. Множество его портретов написаны известными художниками – Браманте, Веласкесом, Рубенсом, Караччи, и еще десятки имен. На них Демокрит заразительно хохочет или иронично улыбается, он выглядит человеком Ренессанса, хотя умер за две тысячи лет до него. Почему Демокрит оказался таким популярным философом в переломную для Европы эпоху? Его материализм и атеизм окажутся востребованы много позже, когда Демокрит еще раз воскреснет уже благодаря Марксу. Но в Эпоху Возрождения оказались востребованы идеи Демокрита о человеке, свободе, мудрости и смерти.

Демокрит Рубенс

 Протагор из Абдеры провозгласил человека мерой всех вещей, но Демокрит дополнил земляка: «Мудрец — мера всех существующих вещей». Главное, что отличает мудреца по Демокриту – это душа, свободная от страха. Так заразительно смеяться, как смеялся Демокрит, может только человек, преодолевший страх смерти.  Увидеть в Демокрите прежде всего счастливого человека смогла Бронислава Виц. Ее книга «Демокрит» написана женщиной, страстно влюбленной в философа. Под взглядом полным любви Демокрит предстает почти идеальным человеком, красивым, сильным, мудрым, бесконечно одиноким, но способным принять свое одиночество, смеяться над миром, но верить в человеческий разум.

Я расплатился, попрощался с собеседником и пошел прогуляться по улочкам старого города, где одновременно присутствуют покой и жизнелюбие. Этому, безусловно, способствует античное наследие греков, которое проявляется, прежде всего, в удивительном чувстве меры. Демокрит считал, что мера – одно из главных условий счастья.

antigone

Многие увлеченные Грецией люди доехав до городка под названием Фивы, постояли у дверей музея, закрытого на реконструкцию, взглянули на небольшие археологические сайты, побродили по тихим улочкам и поспешили уехать, даже не дождавшись вечера. "Неужели это Фивы?" – так подумал почти каждый. Такого разрыва между образом великого города и реальностью современного небольшого провинциального городка нет больше нигде в Греции.

Проклятие и загадка - два ключевых слова в текстах так или иначе связанных с Фивами. Когда Александр Македонский стоял у стен Фив, он уже знал, что для этого города история подошла к своему завершению. Есть города, которые не пережили ужасную резню, учиненную царями, покорившими их. Безмолвная тень, оставленная резней, становится вечным монументом ее жертвам и под этой тенью уже ничего не растет.

Как же попасть в Фивы? К счастью о Фивах сложено очень много мифов, их возможно больше, чем о любом другом городе Греции. Мифы - удивительные тексты, способные воскрешать. Когда у мифа появляется новый талантливый или просто заинтересованный читатель или слушатель и пересказывает его затем на свой лад, миф продолжает жить и воскрешает своих героев и свои города. Никто не сделал для Фив в ХХ веке больше Зигмунда Фрейда. Благодаря Фрейду фиванский царь Эдип стал не просто нашим современником, он буквально вселился в каждого из нас, и будоражит нас, и заставляет вспоминать Фивы. История Эдипа – это история одного проклятия и двух загадок. Одну разгадал сам Эдип, вторую - Фрейд.

эдип и лай

В Фивах было семь ворот. Их почти зловещий отсчет звучит у Эсхила в трагедии «Семеро против Фив». Семь вождей из Аргоса встали с войском каждый у своих ворот. Сын Эдипа фиванский царь Этеокл выслушивает семь докладов вестника и высылает шесть отрядов защитить каждые ворота. К седьмым воротам он идет сам навстречу своему брату Полинику и навстречу своей смерти. Оба сына Эдипа убьют друг друга в поединке. Так в очередной раз исполнится проклятие. Пусть в тот раз Фивы и устояли, но через десять лет придут эпигоны, и отомстят, и в очередной раз, но не в последний, Фивы будут разрушены.

Если в Фивах было семь ворот, очевидно, к ним вело и семь дорог. Помимо Эдипа, которого заново прочел для нас Фрейд существуют еще несколько историй, которые могут претендовать на то, чтобы открыть путь в Фивы. Это не только истории богов, героев и царей – Диониса, Геракла, Кадма, Панфея но и двух друзей, добывших Фивам военную славу – Пелапида и Эпаминонда и, конечно, Священного отряда Фив.  Судьбы героев этих историй трагичны, но в каждом случае «время отступает перед памятью».

кадм и гармония

И все-таки у Фив женское лицо. Из союза любови и войны родилась Гармония – первая леди Фив. Горькая ирония имени. Проклятие Фив имеет конкретное воплощение – это ожерелье Гармонии. Это ожерелье проходит через всю историю Фив как эстафета ужасных несчастий. Агава, Ниоба, Антигона. История происхождения ожерелья туманна. По одним источникам Кадм нашел его в пещере убитого им змея, по другим Гефест подарил его Гармонии в день ее свадьбы с Кадмом. Вторая версия кажется более убедительной, учитывая страсть и ненависть Гефеста к Афродите, матери Гармонии. Из страсти и ненависти соткана вся история города Фивы и великие и трагичные фиванские мифы, но, возможно, каждая из этих историй может стать дорогой, по которой можно попасть в Семивратные Фивы. 

DSCN4164

Новая встреча с Афинами началась с поздней вечерней прогулки по району, прилегающему к площади Омония. Эта прогулка добавила остроты всей поездке. Ночная Омония – место, где тусуются мигранты со всего глобального юга. Ночью здесь мало греков, витрины закрыты металлическими жалюзи, расписанными самыми примитивными граффити. Не скажешь, что люди на улицах провожали нас недобрым взглядом, скорее, сочувственным. От этого становилось немного не по себе.

К счастью, днем обстановка в этом районе иная. Здесь расположен Национальный археологический музей – одно из культовых мест столицы старых камней. Прилегающие к нему улицы заполняются туристами, а вместо уродливых жалюзи сияют привычные витрины. В Национальном археологическом музее концентрация античных артефактов превышает все мыслимые пределы. Когда в длинных анфиладах залов проходишь мимо многих десятков мраморных статуй, многих сотен керамических амфор и тысяч самых разных предметов, найденных по всему эллинистическому миру, это вызывает трансовое состояние. Так в трансе незаметно прошел целый день.

DSCN4096

В музее работала временная выставка, названная «Одиссей». Эта экспозиция похожа на свободные ассоциации ее кураторов на тему путешествия, воплощенные в экспонатах музея, дополненных цитатами гомеровского текста, световым оформлением, музыкой и т.д. Центральным экспонатом выставки была уникальная бронзовая статуя Посейдона. Наверное, можно рассматривать «Одиссею» и как драматическое противостояние царя Итаки и бога моря. Но думается, что не только Посейдон растянул на десять лет возвращение, очевидно, что Одиссей нередко и сам откладывал его.

Мои первые ассоциации, связанные с Посейдоном - воспоминания о скучноватых «Днях Нептуна» пионерского детства. Но когда знакомишься с мифами о боге моря, рождается совсем другой образ. У Афин всегда было два покровителя непримиримо соперничающих между собой - Афина и Посейдон. Посейдон уступил Афине, жители города предпочли упорядоченную городскую жизнь рискам необузданной стихии. Но Посейдон остался для них вторым по значимости богом и не только потому, что Афины были самым сильным морским государством в античной Греции. В кругу олимпийских богов Посейдон, безусловно, лидирует в стремление к соперничеству и к успеху. Афиняне, как и Посейдон были азартны и честолюбивы. Ими двигала неутолимая жажда успеха и не скрываемое стремлении быть первыми. Все олимпийцы одиноки, но, пожалуй, Посейдон самый одинокий олимпиец. Думаю, что Одиссей и Посейдон очень близки друг другу.

DSCN4090

В Афинах, городе Афины и Посейдона, много замечательных мест, в которых стоит побывать. Акрополь теперь удвоился, в новом музее Акрополя собраны все подлинные артефакты его храмов, а сами храмы на холме активно реставрируются, если не воссоздаются заново. Но так как в качестве гида мы выбрали Бродского, то, естественно, отправились на самую южную точку Аттики мыс Сунион. О храме Посейдона на мысе Сунион у Бродского есть такие строки: «Восемнадцать белых колонн, соединенных белым же мраморным основанием, стоят на равном друг от друга расстоянии. Между ними и землей, между ними и морем, между ними и небом Эллады - никого и ничего». Думаю, что этот образ можно отнести и к Одиссею. Одинокому человеку, соперничающему с богом.

DSCN4155

Современные греки, как правило, точны в своих желаниях. Они знают, чего хотят и понимают разницу между «кофе без молока и черным кофе». Может быть в этом главный секрет притягательной атмосферы греческих городов. В последний вечер Афины открылись еще с одной стороны. Во множестве уличных кафе в богемном районе прилегающем к площади Колонаки атмосферу создавали афинские студенты. Мы нашли маленький джаз-бар, наполненный молодыми людьми, слушающими музыку шестидесятых. Хороший джаз, хороший кофе в столице старых камней, что еще нужно?

DSCN4001 (2)

Фракия пугала греков дикостью своих страстей и притягивала способностью творить новых богов.  Все изменилось, когда Фракия стала частью Римской империи и ее главным перекрестком. Сеть городов и дорог сделала Фракию одной из самых процветающих и спокойных провинций. После того как Pax Romano распался и растворился в волнах новых нашествий и новых религий, Фракия стала страной, продолжающей свой путь в пространстве ее вечных мифов.

Когда едешь по дорогам Фракии, не можешь не почувствовать ее особенный ритм. Кажется, что его создает сама земля, ее старые камни. Камни фракийских гробниц, греческих храмов и театров, римских городов и дорог. Камни вырастают из-под земли стараниями одержимых ими людей или благодаря счастливым случайностям. В Старой Загоре при строительстве музея такой случайной находкой стала целая улица знаменитой Августы Траяна с каменной мостовой, тротуарами, основаниями домов. Сейчас это целый этаж нового музея, побродить по нему настоящее удовольствие.

 

Еще одним символом римской Фракии стали Асклепионы. Люди  верили, что путь к исцелению телесных и душевных болезней пролегает по священной дороге асклепиона, ведущей к святилищу снов. Дорога эта пролегала через священную рощу, термы, целебный источник, библиотеку и театр.

Во Фракии сохранились и камни старых асклепионов, и прекрасные ландшафты, окружающие их, и рощи, и целебные источники.  Самые известные фракийские асклепионы – Филипополис (Пловдив), Партикополис (Санданский), Диоклетианополис (Хисаря), Пауталия (Кюстендил), Германея (Сапарева Баня).

DSCN0713

Возможно лучшее место во Фракии, где сохранилась атмосфера античного асклепиона это современная Хисаря стоящая на камнях Диаклетианополиса. Хисаря за свою двухтысячелетнюю историю менялась много раз, но, к счастью, так и осталась «большой лечебницей». Так ее воспринимают многие, кто впервые пересекает периметр грандиозных руин хисарской крепости. Парки Хисари как священные рощи проросли сквозь старые камни. К знаменитым источникам независимо от меняющихся нравов и политических режимов, продолжают с надеждой идти паломники.

DSCN0703

Пусть от маленького театра асклепиона осталось не так много камней, сама Хисаря стала декорациями в которых можно услышать вечные ритмы Фракии – противостояния добра со злом, света с тьмой, знания с невежеством, жизни со смертью.

 

 

DSCN3823

Паром на Самофракию прибыл в полночь. Еще шел дождь, молнии редко вспыхивали далеко в стороне материка, но грома уже не было слышно. Закончился день, который начался в четыре утра, когда выехали из Банско под проливным дождем, под звуки надвигающейся грозы. Пришлось ехать не так быстро, как хотелось, и чтобы успеть к парому весь путь до Александрополиса проделали без остановок, если не считать десяти минут на КПП болгарско-греческой границы. Спешили напрасно. Из-за ветра и сильного волнения на море выход парома задерживался. В море вышли когда уже почти стемнело.

Несмотря на двенадцатичасовое ожидание публика на пароме была удивительно спокойной. Большую часть салона занимала молодежь со всего света в пестрых нарядах с палатками и гитарами. Самофракия – одно из мест, облюбованных современными хиппи. Хиппи-внуки лишены радикализма своих дедов - ни революционной сексуальности, ни запаха травки, ни социального протеста.  Но что-то очень важное безусловно объединяло эту молодежь с шестидесятыми.  Возможно, стремление найти свою альтернативу потоку современных стандартов. Сегодня те, кто защищает стандарты, гораздо агрессивнее тех, кто пытается от них освободиться. Так что, если ищешь «покоя и воли», лучше это делать среди нонконформистов. Уже на пароме почувствовали, что поездка на Самофракию не разочарует.

DSCN3867

 

Самофракия относится к Фракийским Спорадам – островам Фракийского моря, каждый из которых в чем-то особенный. Самый знаменитый, конечно, Лесбос – в первую очередь, благодаря Сафо.  Много замечательных особенностей и у Тасоса и у Лемноса. Но среди своих соседей Самофракия остается уникальной - самая высокогорная из Фракийских Спорад, она подтверждает свое вулканическое происхождение не только пляжами с черным песком, но и горячими источниками у подножия гор.

Но остров, в первую очередь, знаменит не своей уникальной природой. Почти тысячу лет этот фракийский остров был одним из главных духовных центров античной Греции, а затем и Римского мира. Самофракийские мистерии, культ Кабиров, святилище Великих богов – об этом написаны десятки книг. Ника Самофракийская, найденная при раскопках в святилище Великих богов, украшает коллекцию Лувра. Сегодня здесь хорошо обустроенный археологический сайт и музей. И все же до сих пор Самофракийские мистерии остаются одной из неразгаданных тайн античности.

На следующий день после грозы, разыгравшейся над всей Фракией и ее островами мы пришли к святилищу Великих Богов. Несмотря на разгар туристического сезона, было прохладно и малолюдно. Святилище - главный туристический бренд Самофракии. Все сделано очень удобно для посетителей – мощеные дорожки и удобные мостики, множество информационных табличек, реконструированные каменные стенки и колонны храма. Торжество науки и коммерции и никакой мистики.

Но когда входишь в ущелье, где расположено святилище, идешь по платановому лесу вдоль горной речки и выходишь к холмам, окружающим археологический сайт почти видишь, как этот путь проходили многие тысячи людей ради прикосновения к тайне Кабиров. Здесь прошли, аргонавты, герои троянской войны, греческие и македонские цари, римские императоры.

 

Самофракийские мистерии были таинством мужским. В отличие от других античных мистерий, среди участников преобладали мужчины. Мужскими были главные ритуалы – танцы с оружием, и главные просьбы, обращенные к богам – просьбы о помощи и защите в морских путешествиях.

DSCN3750

 

Пожалуй, главной загадкой Самофракийских мистерий были сами Великие боги, которым они были посвящены. У них множество имен Кабиры, Диоскуры, Куреты, Дактили и др. Имен так много, что невозможно остановится на одном из них. Определенно только то, что самофракийских Кабиров, как правило, трое. Эти трое предстают в разных лицах. Не всегда это три мужских образа, иногда среди них появляется женщина.

Культ Кабиров охватил вначале всю Грецию, а затем и весь Римский мир и в разных местах, и в разные времена в образе Кабиров выступали почти все олимпийские боги. Возникает ощущение, что Кабиры – это маски за которыми могут скрываться кто угодно. По крайней мере современный путник входящий на старые камни святилища Кабиров не знает кем будут те трое, которые встретят его. Или напротив, об этом знает только он сам, потому, что здесь Троица у каждого своя.

Богом-отцом Кабиров чаще всего называют Гермеса. Но им может стать и Аполлон, и Посейдон и Аид и даже сам Зевс. Ведь Кабиры - и покровители морских походов, и боги подземного огня, и боги небесного света, и еще боги жизни и боги смерти. Из женских божеств культ Кабиров в первую очередь связан с Великой матерью и с олимпийскими ее воплощениями Деметрой, Персефоной, Афродитой, Артемидой и даже с воинственной девой Афиной.

Конечно, как во всяком приличном религиозном таинстве произойдут убийство и воскрешение. Двое из троих убьют своего брата. Или сестру? И бог отец воскресит его или ее. Смерть и воскрешение божества объединяет культ Кабиров с дионисийскими мистериями. Дионис, безусловно, один из главных персонажей самофракийской Троицы. История Диониса – бога, рожденного земной женщиной, убитого и воскресшего – одна из центральных идей культа Кабиров. Только история Диониса здесь становится универсальной.

Святилище Кабиров – хорошее место для тех, кто ищет ответы на вечные вопросы о смысле жизни и смерти. Вопросы эти не столько религиозные, сколько этические, а может быть эстетические. Ведь здесь родилась Гармония, дочь богини любви и бога войны. Самофракия, одно из тех мест куда есть смысл возвращаться.

Добро пожаловать

ПУТЕШЕСТВИЕ В ПРОСТРАНСТВЕ ЦЕННОСТЕЙ.

«О коварном искусстве своем не забыл он.

Огненнооким сначала представился львом бородатым,

После того леопардом, драконом и вепрем огромным,

Деревом вдруг обернулся высоким, текучей водою.

Стойкие духом, бесстрашно его мы держать продолжали.

Это наскучило скоро в уловках искусному старцу.

Вдруг, с человеческим словом ко мне обратившись, спросил он:

- Кто из бессмертных тебя, Атреид, обучил из засады

Мной овладеть против воли моей? Чего тебе нужно?»

Гомер «Одиссея»

 

1. Желания, ценности и выбор

Неопределенность, непонятность, непредсказуемость окружающего мира являются источником сильной тревоги. Для того, чтобы справится с ней, человек нуждается в объяснении и нахождении смысла. Вера в то, что смысл найден, успокаивает, дает ощущение контроля. Но смысл рождается из очень непростых отношений между верой и пониманием. Смысл рождается в пространстве, сформированном системой базовых ценностей.

Система ценностей человека придает смысл не только его настоящему и будущему, но и прошлому. Нередко базовые ценности называют терминальными, парадоксальным образом используя почти противоположные значения как синонимы. Система ценностей создает ориентиры и принципы, помогающие ответить на вопросы:«Как жить»? и «Чего Я хочу»?

В ситуации неопределенности, слома, кризиса потребность в таких ориентирах и принципах усиливается. Современный человек не в ладу со своими чувствами и желаниями, и он отчаянно ищет смысл там, где его нет.

Всякий раз, когда мы делаем выбор, мы обращаемся к пространству своих ценностей. Неважно, является ли этот выбор выбором судьбы или это выбор блюда в ресторанном меню. Каждый выбор - это маленькое или огромное испытание. Ведь каждый выбор предполагает жертву. В жертву мы приносим отвергнутые выбором возможности. Цена этой жертвы бывает непомерно высокой.

Неуверенность, страх перед непредсказуемой и меняющейся реальностью подталкивают отказаться от возможности делать выбор, смириться с судьбой, подчиниться авторитету, идеологии, религии. Подчиниться и избежать принятия решений, подчиниться и подавить свои желания. Из подавленного желания не рождается воля к действию. Но воля к действию единственный путь изменить себя, а значит самому выбрать свою судьбу. Между желанием и волей лежит пространство ценностей, наполняющее желания смыслом и определяющее выбор.

Что предшествует желанию? Чувства, эмоции являются предпосылкой желаний. Они настойчиво напоминают нам и о подавленных желаниях и неосуществленных делах.

Пространство ценностей предполагает движение, путешествие или паломничество. «Одиссея» - это пример драматичного путешествия в пространстве ценностей, путешествия, создающего смысл и пробуждающего желания и волю. «Одиссея» - это история человека, принимающего вызов жизни. Одиссей принимает вызов жизни как судьбу, как волю богов, но не смиряется с ней и не изменяет себе. «Одиссея» - это путешествие в пространстве неопределенности, которое требует от героя в каждом испытании делать ценностный выбор. Одиссей – это герой, обретающий способностьвыражать свои чувства, желать и действовать.

2. Пространство ценностей

Пространство ценностей имеет универсальную структуру. Это структура, задана Большой Историей и историей той культуры, в которой мы рождаемся, живем и умираем. Эта структура во многом определяет наше Я, но она же, направляет нас и за пределы Я. Матрица базовых ценностей проста.  Возможно, что хорошая новость состоит в том, что базовых ценностей, как и заповедей, всего десять. Но вариантов их комбинаций, к сожалению, или, к счастью,бесконечное множество.

Бесконечная цепочка выборов, которые мы совершаем с первых дней своей жизни, проявляет матрицу ценностей и наполняет ее содержанием нашей индивидуальной истории. Именно это индивидуальное содержание формирует разнообразие конфигураций системы ценностей каждого человека. В ходе индивидуального жизненного цикла происходит постепенная эволюция системы ценностей, ее развитие и дифференциация.

Каждая базовая (или терминальная ценность) - это убеждение, неразрывно связанное с нашими эмоциями. Это убеждение, которое выходит за пределы конкретной ситуации и относится к желаемым конечным целям. Для человека терминальные ценности служат в качестве стандартов или критериев выбора.

Ценности составляют кодекс, в соответствии с которым можно вырабатывать систему действий. Невозможно принимать каждое решение с чистого листа, ценности -  это метарешения. Это такие решения, которые сформировали наши глубинные убеждения и обеспечили организационный принцип для последующих решений. Но ценности проявляют себя как метарешения только во взаимодействии друг с другом, в ценностной матрице, в пространстве ценностей, в пространстве личностного смысла.

На сегодняшний день наиболее известной и эффективной моделью ценностного пространства является модель Шварца. Она имеет классическую форму круговой диаграммы. Десять базовых ценностей делят это пространство на сектора. Базовые ценности первичны и не нуждаются в оправдании какой-либо иной мотивацией. Базовые ценности безусловно позитивны потому, что эти являются непременными условиями выживания любой культуры. В то же время матрица ценностей не является универсальным жизненным смыслом. Автором своего индивидуального смысла жизни является каждый человек.

Здесь я приведу простое перечисление базовых ценностей, составляющих матрицу: Самостоятельность, Стимуляция, Гедонизм, Достижение, Власть, Безопасность, Традиция, Конформизм, Универсализм, Благожелательность.

Кросс-культуральные исследования, охватывающие множество стран на всех континентах, подтвердили универсальный характер базовой ценностной матрицыи у примитивных культур и у представителей развитых обществ. Различаются индивидуальные ценностные приоритеты и содержание каждой базовой ценности в конкретной культуре или у конкретного человека. Всё многообразие ценностей человека или культуры может быть сведено к этим десяти базовым ценностям.

Каждая терминальная ценность – это часть смыслового пространства, организованная как ассоциативное облако вокруг ключевых понятий. У каждого человека формируется своя конфигурация ключевых понятий, как правило, одно из ключевых понятий выполняет роль доминанты, задающей конфигурацию всего ассоциативного облака, его символический порядок. Я приведу варианты доминантных понятий для каждой из терминальных ценностей: Самостоятельность – Свобода; Стимуляция – Новизна; Гедонизм – Удовольствие; Достижение – Успех; Власть - Контроль; Безопасность – Покой; Традиция – Вера; Конформизм – Семья; Универсализм – Справедливость; Благожелательность - Любовь. Но в индивидуальном ценностном пространстве доминантами могут быть и совершенно другие понятия. Например, для Власти этим понятием могут быть Деньги, а для Стимуляции – Драйв.

Ценностная структура является не дискретной жесткой системой, а континуумом очень напоминающим цветовой спектр. Базовая ценностная матрица имеет четыре ярких цветовых полюса. Они в целом соответствуют четырем главным цветовым типам – красному, желтому, зеленому и синему. Красным окрашены терминальные ценности гедонизма и стимуляции. Желтый полюс включает Свободу,Универсализм и Доброжелательность. В синие цвета одетыТрадиция, Конформизм и Безопасность. К зеленому полюсу относятсяДостижение и Власть.

Нередко ключевые понятия формируют достаточно обособленные смысловые зоны внутри пространства конкретной ценности. И тогда смысловое пространство терминальной ценности может разделяться. Шварц выделил девятнадцать устойчивых вариантов состояний смыслового поля терминальных ценностей.

Парадокс заключается в том, что каждая базовая ценность имеет цель. Но система ценностей, жизненный смысл такой конкретной цели не имеют.

3. Конфликты и противоречия.

Ценностное пространство соткано из противоречий. Противоречия ценностных систем различных культур, поколений, групп порою кажутся непреодолимыми. Бывает очень трудно принять факт, что в основании всех этих, кажущихся порой абсолютно несовместимыми, ценностных систем лежит единая матрица. Но, как ни парадоксально, противоречия заложены в матрице базовых ценностей как непременное условие существования любой культуры. В результате все десять базовых ценностей находятся в конкурентных, динамических отношениях. При этом некоторые из них почти несовместимы.

Организация ценностного пространства может быть представлена в образе матери, обещающей восстановление целостности и слияние. Первично мотивационная сфера предстает ребенку как желание матери. Главный вопрос здесь – это вопрос: Чего хочет мать? Кто и что вызывает ее желание?Не сразу, но ответ приходит – это Отец, мать хочет быть с Отцом, она принимает порядок, установленный им.Иэтот ответ формирует базовую ценностную структуру.

Базовые ценности отражают порядок, заданный фигурой Отца. Символический закон Отца подверг ценностное пространство разделению на базовые ценности. По сути мы имеем дело с десятью базовыми желаниями или с десятью вариантами ответа на вопрос – Что ты хочешь?

Есть два универсальных ценностных конфликта. Первый - конфликт между ценностными полюсами сохранения и развития, например, между такими ценностями как Безопасность и Стимуляция. Второй – конфликт между ценностными полюсами самоутверждения и самопреодоления, например, между такими ценностями как Достижение и Доброжелательность.

С универсальными конфликтами практически каждый человек хорошо знаком и временами находит достаточноэффективные решения для них. Но в этих решениях нередко просматриваются репрессивные стратегии –подавление каких-либо ценностных полюсов с целью создать иллюзию непротиворечивости. Помимо универсальных конфликтов человек сталкивается с огромным числом ценностных противоречий. Количество противоречивых ценностных комбинаций, пожалуй, не меньше, чем количество комбинаций на шахматной доске. Это порождает тревогу, может переживаться как несовершенство ценностного пространства и путь к душевной гармонии ищется в устранении противоречий.

Запрет, репрессия базовых ценностей, стремление к достижению иллюзии непротиворечивости приводит к деформированному ценностному пространству. В результате формируется специфический способ взаимодействия с окружающим миром, порождаемый ценностными иллюзиями.Ресентимент - отрицание иных мнений, позиций и оценок вне зависимости от их достоверности или полезности. Все, что не соответствует деформированной системе ценностей, воспринимается как ложное, деструктивное, агрессивное. Но путь этот, как правило, ведет к глубоким разочарованиям: человек стремился к иллюзии гармонии и непротиворечивости мира, а получил потерю способности к развитию и изменению.

Часто вместо гармонии мы получаем упрощенную смысловую модель – ту или иную общественную или индивидуальную идеологию. Чем достигается относительная непротиворечивость идеологии? Всегда репрессиями. В данном случае репрессируются (подавляются) те базовые ценности, которые вступают в противоречие с выбранными в качестве приоритетов ценностными доминантами.Более того, даже человек, исповедующий абсолютный цинизм, вовсе не лишен идеологии, ибо даже цинизм - это результат выбора.Идеологическая деформация ценностного пространства ведет к постоянной борьбе за те или иные ценности и идеалы (как правило простые идеологические схемы). Но практически всегда в основе идеологической одержимости лежит вызывающая страх бессмысленность. Страх бессмысленности порождает и такую специфическую идеологическую деформацию, как цинизм. Цинизм можно назвать удовольствием зла. В отличии от типичной идеологической деформации, цинизмвсегда связан с обесцениванием, склонностью дискредитировать деятельность, имеющую смысл для других.

Избавиться полностью от противоречивости ценностного пространства невозможно. Возможно создать иллюзию непротиворечивости, но очень дорогой ценой. Гармония ценностного пространства – это динамический баланс, достигаемый через осознание, принятие противоречий, ограничений и вызовов.

4. Изменения, ценности и цели 

Важно развить в себе способность видеть событие, поведение, ситуацию в пространстве ценностей. Такую способность мы можем назвать способностью к ценностной рефлексии. Карл Роджерс, подводя итоги многолетнего опыта работы с ценностной рефлексией, писал, что те, кто развил в себе эту способность, обрели возможность изменяться, испытывать подлинные чувства и желания, быть самим собой. В итоге глубокой и полной ценностной рефлексии формируется устойчивая позитивная концепция собственного Я,жизнь переживается как процесс порождения возможностей.

Когда фокус ценностной рефлексии направлен в прошлое, мы мучительно трудно ищем истоки проблем и ошибок.Часто психологи или психоаналитики предлагают путешествие в прошлое, чтобы вернуться к тем драматичным событиям биографии, которые оставили душевные шрамы или пустоты, чтобы заново открыть их для себя и пережить по-новому. Это путешествие может открыть нам многое, но в прошлом, увы, нет ответов на вызовы настоящего и будущего.Мы вновь и вновь ищем ответ на вопрос:На что потрачена жизнь?

Продуктивной является ценностная рефлексия с фокусом на настоящем. Ее можно разделить на четыре этапа.

Первый этап: осознание индивидуального смыслового пространства каждой базовой ценности. Важно найти те ключевые понятия, которые задают смысл всему уникальному личностному пространству базовой ценности. Важно раскрыть ассоциативные связи, формирующиемножественность, разнообразие, раскрывающие смысловое облако базовой ценности.

Второй этап:осознание пределов пространства базовой ценности. Пределы пространства базовой ценности могут ограничиваться вытесненным негативно оцениваемым опытомили ориентацией на социально одобряемые ценности. Путешествие в пространстве ценностей предполагает, что вам не избежать необходимости пройти каждый ценностный вектор до конца. А это значит, что придется осознать его предел и вернуться назад, преодолев разочарование.

Третий этап: осознание связей базовых ценностей между собой. Связей ключевых понятий смыслового облака пространства базовой ценности с ключевыми понятиями других базовых ценностей. Осознание связей предполагает осознание ценностных конфликтов и противоречий.

Четвертый этап: осознание индивидуальной иерархии базовых ценностей. Индивидуальная иерархия не является застывшей пирамидой. Это гибкая система приоритетов. Она способна, с одной стороны, к развитию, эволюции.  С другой стороны, она способна к ситуативной перестройке, адаптации. Эволюция происходит за счет формирования многообразия связей между базовыми ценностями. Адаптация происходит за счет гибкого использования этих связей.

Фокус на настоящем помогает в поиске ответа на вопрос: Чего ты хочешь?

Ценностная рефлексия с фокусом на будущем парадоксальным образом может начаться с вопроса о смерти: Представьте, что жизнь заканчивается, в каком случае вы сочтете ее удачной? Если мы сталкиваемся с психологическими проблемами, мы интуитивно понимаем, что необходимо изменение, даже если не готовы сразу принять его. Изменение – это всегда путь или путешествие в будущее,совершаемое не столько в физическом пространстве, сколько в пространстве смыслов и ценностей.

Ценностная рефлексия с фокусом на будущем предполагает формулирование и принятие целей. Работа с целями в ценностном пространстве позволяет добиться главного – экологичности целей, их внутренней непротиворечивости, а значит повышает шансы на их достижение.

Ценностная рефлексия – это не линейная последовательность этапов, но повторяющийся цикл. Это путешествие в пространстве круговой матрицы, предполагающее циклы, возвращения и повторы.

В завершении такой рефлексии ценностного пространства мы получаем возможность увидеть контуры целостного индивидуального смысла и обрести чувство внутреннего баланса и гармонии с самим собой. Динамический баланс очень близок к «равновесию Нэша» –т.е, чтобы изменить одну ценностную стратегию, нужно одновременно изменить все десять ценностных стратегий.

По сути каждое путешествие позволяет перезаписать символический порядок, в котором мы переживаем свою жизнь. Если его нет, то перезаписать воображаемое символическим или хотя бы привести в порядок воображаемое.

В «Одиссее» к поиску целостного смысла жизни нас приглашает Афина Паллада – богиня мудрости и справедливой войны. Она покровительствует тем, кто решается «с отважностью в сердце»на путешествие, полное борьбы и трудностей.